Последние новости

Коронаслежка: «Большой брат» как выход из карантина

Массовая самоизоляция спасает жизни, но из-за нее без дохода остаются миллионы людей, а компании оказываются на грани банкротства.

Ученые задумываются о мерах, которые могут ускорить возвращение к нормальной жизни без рисков массового заражения.

Одним из сценариев для выхода из карантина может стать цифровое отслеживание контактов через сигналы с мобильных телефонов (digital contact tracing) — с помощью специального приложения или через мобильных операторов. Как показал опыт Сингапура, Южной Кореи и Тайваня, с его помощью власти быстро находят и изолируют тех, кто общался с каждым заразившимся человеком.

На смену всеобщему карантину может прийти режим, в котором люди возвращаются к прежней жизни, но власти знают о каждом их шаге. На Западе разрабатываются собственные аналоги, но для введения такой системы люди должны будут пожертвовать гражданскими правами.

  • «Умный город» или «Старший брат»? Как мэрия научилась знать о москвичах всё
  • Мэрия Москвы выпустила приложение для наблюдения за людьми в карантине

Европа учится у Азии

«В 8:15 утра я не ожидал звонка в дверь двух полицейских — я спал», — говорит тайваньский студент Мило. Он вернулся на остров из Бельгии 19 марта и должен был пройти двухнедельный карантин.

Вице-президент Тайваня — эпидемиолог, и страна начала следить за пассажирами, прибывающими из Уханя, еще в декабре, как только Китай предупредил о вспышке пневмонии — то есть раньше, чем о коронавирусе узнал весь мир. За исполнением карантина на Тайване следит «электронный забор», как назвали местные власти свою систему цифровой слежки за населением. Они получают уведомление, если телефон человека на карантине не подает сигналов больше 15 минут.

Схема отслеживания контактов

 

Телефон Мило разрядился около 7:30 утра, и в течение следующего часа до него пытались дозвониться из четырех разных органов власти. Не дозвонившись, к студенту отправили наряд полиции, который предупредил, что за нарушение карантина ему грозит арест.

Но кроме «электронного забора» Тайвань ответил на угрозу covid-19 введением цифрового отслеживания контактов. Эта идея проста: правительство с помощью данных мобильных операторов следит за перемещениями граждан, и если один заболевает, то все, входившие с ним в близкий контакт в последние 14 дней — от членов семьи и коллег до случайных попутчиков в транспорте, — помещаются на карантин.

В эпидемиологии отслеживание контактов используется десятилетиями для борьбы с заразными болезнями. Оно использовалось и во время вспышки атипичной пневмонии (SARS) в начале 2000-х, с которой часто сравнивают covid-19.

Но если раньше эпидемиологи расспрашивали пациентов о том, где они были и с кем встречались после развития симптомов болезни, а затем составляли список контактов, оповещали людей и наблюдали за ними, то сейчас цифровые инструменты в течение нескольких минут дают точную и детальную информацию о встречах и перемещениях.

Технология цифрового отслеживания контактов уже успешно показала себя в Сингапуре и Южной Корее, и ее уже используют в Индонезии и Индии. Вдохновившись примером Азии, западные демократии также рассматривают подобные меры.

«Цифровое отслеживание контактов может сыграть ключевую роль в избежании или завершении всеобщей изоляции», — считают исследователи из Оксфордского университета.

Собственные аналоги создаются в Британии и странах Евросоюза. Британский проект разрабатывает Национальная служба здравоохранения, а пан-европейский — группа из 130 компаний и институтов. Этот проект уже поддержала канцлер Германии Ангела Меркель — при условии, что использование такого приложения будет «эффективным и добровольным», сообщает «Рейтер». Его испытывали на волонтерах из немецкой армии.

В среду стало известно, что отдельное приложение разрабатывает и минздрав Франции. В России минкомсвязи должно создать аналогичную систему, результат пока неизвестен.

А в пятницу президент США Дональд Трамп рассказал, что его администрация изучает технологию. Он назвал ее очень интересной, но подчеркнул «опасения относительно свободы личности». За несколько часов до этого корпорации Apple и Google объявили, что объединили усилия для разработки программ по отслеживанию контактов.

Слежка за большинством населения

Covid-19 отличается от похожих вирусов тем, что у многих болезнь протекает без симптомов, и карантин для тех, у кого уже нашли новый вирус, не может отсеять и изолировать всех носителей.

Многие люди заражают других, не зная, что являются вирусоносителями. Около половины заболевших в мире заразили именно люди без симптомов — в том числе те, у кого они еще не проявились.

Именно поэтому ученые возлагают надежды на цифровое отслеживание контактов, но эта технология требует, чтобы власти знали о перемещениях почти всех жителей. Ею нельзя пользоваться выборочно — нужно, чтобы власти могли следить за большинством населения через приложение на телефоне или постоянный доступ к геолокации.

По оценкам ученых из Оксфордского университета, для эффективных результатов такое приложение должно быть установлено у 60% жителей.

В Великобритании собственное приложение разрабатывает NHSX — департамент технологий Национальной системы здравоохранения. Перспективам его использования посвящено исследование факультета медицины и института больших данных Оксфордского университета, опубликованное в журнале Science 31 марта.

По словам одного из руководителей исследования, профессора Кристофа Фрейзера, приложение может заменить жесткий карантин и спасти жизни людей. Оксфордские ученые, к которым прислушивается правительство Британии, рекомендуют использование этого приложения для перехода от всеобщей изоляции к обычной жизни.

Сингапурская модель

Пример Сингапура — один из самых популярных аргументов сторонников отслеживания контактов вместо (или после) карантина. В островном городе-государстве разработанное властями приложение TraceTogether заменило массовую изоляцию. Несмотря на тесные связи с Китаем, вирус там подтвержден менее чем у 3 тысяч жителей.

TraceTogether работает не через геолокацию, а через Bluetooth-соединение, и следит лишь за близкими контактами, а не всеми перемещениями человека. Когда два пользователя оказываются на расстоянии двух метров, их телефоны устанавливают связь. Если встреча длится больше получаса, оба телефона сохраняют запись о ней. Если человек заболевает, правительство оповещает всех, с кем он встречался за последние 14 дней.

Экраны приложений для отслеживания контактов

 



В ряде стран уже созданы мобильные приложения для отслеживания контактов

Южная Корея — другая история успеха в борьбе с пандемией. Несмотря на первоначальный резкий рост числа заражений, всего там заболели немногим больше 10 тыс. человек, а умерли (на момент публикации статьи) 211 — меньше, чем в Дании. При этом Корея обошлась без всеобщей изоляции, но власти пошли на агрессивные меры для отслеживания контактов у носителей вируса: они получают данные GPS у мобильных операторов и данные об операциях по банковским картам, а также могут смотреть записи с камер видеонаблюдения.

В Китае разработанная властями система Health Check действует через популярные платформы Alipay and WeChat. Она генерирует специальные QR-коды, которые в зависимости от статуса горят разными цветами: зеленым (свобода передвижения), оранжевым (семь дней карантина) или красным (14 дней карантина). Люди с зеленым QR-кодом могут свободно передвигаться и использовать общественный транспорт.

Аналоги сингапурских и корейских технологий берут на вооружение власти во всем мире. Приложение, разработанное минздравом Израиля, посылает оповещения пользователям, если они находились рядом с заразившимся человеком. Кроме того, полиция и служба контрразведки ШАБАК получили право следить за передвижениями израильтян и определять тех, кто контактировал с заразившимися.

Новая жизнь старых технологий

Прототип современных технологий отслеживания контактов при эпидемии был разработан еще в 2011 году в рамках проекта FluPhone в компьютерной лаборатории Кембриджского университета. Испытания на волонтерах выпали на вспышку свиного гриппа и продемонстрировали успех этой технологии.

Другие технологии, в том числе и для слежки за соблюдением карантина, уже существуют и активно используются во всем мире. Камеры с распознаванием лиц установлены во многих столицах, мобильные операторы передают властям информацию об абонентах, соцсети — данные о пользователях (в одних странах — по решению суда, в других — без).

«Многие из этих программ не новы, и если правительства хотят использовать данные, они знают, где их взять», — говорит Элли Фанк, аналитик американской неправительственной организации Freedom House.

Новым в ситуации с пандемией стало только отсутствие заметных дискуссий вокруг вводимых мер. Если раньше в странах с авторитарными и гибридными режимами новые формы слежки встречали сопротивление гражданского общества, то в условиях глобальной пандемии все внимание сосредоточено на борьбе с вирусом.

«Будет очень непросто добиться отмены тех мер, которые правительства используют сейчас, — считает Фанк. — Мы знаем, что пандемия будет остановлена, и мы работаем над тем, чтобы новые системы слежки, введенные сейчас, не остались в силе».

В США защитники гражданских свобод обращают внимание на то, что после терактов 11 сентября 2001 года полномочия спецслужб по слежке были расширены. Террористическая угроза в основном миновала, однако полномочия постоянно продлеваются и по сей день.

Экраны приложений для отслеживания контактов

 



Аналоги сингапурских и корейских технологий берут на вооружение власти во всем мире

Эксперты и активисты опасаются, что эти технологии, которые применяются сейчас без долгих обсуждений, могут использоваться и после окончания эпидемии. На постсоветском пространстве они могут стать нормой, считает Эрика Марат, профессор Национального университета обороны в Вашингтоне.

«Неизвестно, когда закончится этот кризис здравоохранения и когда массовую слежку можно будет ослабить, — говорит Марат. — Эти меры могут долго приживаться. Будут ли они использованы для контроля за политическими оппонентами в авторитарных режимах?»

Бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден, раскрывший информацию о массовой слежке за гражданами, также предупреждает, что введенные сейчас меры могут пережить пандемию.

«Пять лет спустя, когда коронавирус пройдет, эти данные останутся доступны [властям], и те станут искать в них новую информацию», — сказал Сноуден, выступая по видеосвязи в рамках Копенгагенского фестиваля документального кино.

В России цифровые свободы отстаивает проект «Роскомсвобода», который вместе с белорусской организацией Human Constanta запустил Pandemic Big Brother — интерактивную карту систем слежки и нарушений цифровых прав, связанных с коронавирусом. Ресурс доступен на русском, английском, французском и немецком языках.

В интервью Русской службе Би-би-си руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк рассказал, что одна из главных целей интерактивной карты — отследить сворачивание цифровой слежки после окончания пандемии. Активисты сомневаются, что авторитарные режимы откажутся от новых способов контроля.

Кроме того, подчеркивает Козлюк, данные, которые собирают власти, часто попадают в руки мошенников и корпораций. «Мы часто видим, как всплывают на черном рынке базы данных, собранные государственными структурами и корпорациями, — говорит он. — Пока не нарушают твои права, ты не осознаешь, что имеешь право на свободу слова, на тайну связи, на тайну личной жизни».

«Но в момент наступления цензуры, в момент наступления слежки, в момент, когда блокируются сервисы или сливаются чувствительные данные на черный рынок, все больше людей начинают понимать, что они обладают такими правами», — говорит Козлюк.

«После конца пандемии мы все вместе можем оказаться в сериале „Черное зеркало“ и в мире Оруэлла», — отмечает он.

Перегибы на местах

Опасения активистов и экспертов уже отчасти оправдались. В спешке вводя новые методы для борьбы с пандемией, правительства от Индии до Черногории выходят далеко за рамки мер, рекомендованных учеными и объяснимых с точки зрения эпидемиологии.

В разных странах мира власти решили проверять список звонков их граждан. Хотя ученые не считают эти данные нужными для цифрового отслеживания контактов, такие меры уже ввели в Армении, Болгарии и индийском штате Керала.

Выпущенное мэрией Москвы приложение «Социальный мониторинг» просит доступ не только к геолокации, но также к камере, звонкам и даже показателям датчиков носимых устройств (часто они включают пульс и сердцебиение). Московские власти в субботу заявили о введении пропусков с QR-кодом. Похожие системы внедряют и в других российских регионах.

В Черногории власти и вовсе опубликовали на правительственном сайте список имен и фамилий людей, помещенных на карантин.

Выпущенное иранскими властями приложение AC19 было удалено с платформы Google Play после того, как исследователи обнаружили, что оно запрашивает имя, пол, номер телефона, рост и вес пользователя и передает эту информацию на сервер компании-разработчика. Минздрав Ирана рассылал сообщения всем жителям с призывом установить приложение.

Даже в Сингапуре, который часто рассматривается как пример этичной слежки, минздрав опубликовал подробные данные о заболевших, и по ним местный программист составил интерактивную карту случаев. С ее помощью несложно вычислить конкретных людей.

Графический элемент оформления

 

Между сильной рукой и свободой

Колумнист газеты Washington Post Дэвид Игнатиус в интервью Русской службе Би-би-си рассказал, что не исключает усиления контроля за обществом по всему миру, но верит, что демократия и наука не обесценятся.

Игнатиус — старший научный сотрудник Гарвардского университета, и вместе с гарвардскими коллегами он обсуждает то, как будет выглядеть мир после коронавируса.

«Люди напуганы, и в такие моменты усиление государственного контроля может обнадеживать, — сказал Игнатиус. — Но некоторые из этих мер могут иметь очень страшные последствия. Если для здравоохранения очевидны преимущества системы, в которой власти наблюдают за каждым гражданином, то в смысле тайны частной жизни она будет иметь негативные последствия».

Но помимо укрепления власти авторитарных лидеров кризис может повысить и влияние ученых и экспертов. «Интересно, что в Китае, несмотря на то, что Си Цзиньпина хвалят как сильного лидера, китайцы эмоциональнее всего реагировали на бесстрашного доктора в Ухане, Ли Вэньляна [одним из первых рассказавшего о вспышке вируса], — говорит автор. — Его слова получили такой небывалый отклик, что даже коммунистическая партия поддержала его, хотя изначально критиковала».

В кризисное время государственный контроль имеет очевидные преимущества, но намного больше важны прозрачность, открытость и свободный доступ к достоверной информации, считает Игнатиус.

«Проблема авторитарных режимов, вроде Китая, России и Ирана — в том, что люди не доверяют официальной информации», — говорит он.

Иллюстрации Олеси Волковой. Использованы изображения Getty Images

Source link

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть