Идея коллективного иммунитета к COVID-19 не выдерживает критики

Мир не может позволить себе пытаться выработать коллективный иммунитет на коронавирусную инфекцию covid-19, поскольку в противном случае жертвы могут исчисляться десятками миллионов, такое мнение в разговоре с РИА Новости высказал профессор Открытого университета Каталонии в области исследований здравоохранения Сальвадор Масип.

Предварительные результаты широкомасштабного исследования, которое проводит испанское министерство здравоохранения, продемонстрировали: коронавирусной инфекцией covid-19 переболели около 5% населения страны, то есть около двух миллионов человек.

На первом этапе 60 тысячам участников исследования, живущим в разных регионах, были сделаны экспресс-тесты на антитела, на втором планируется провести лабораторные анализы. При этом в Испании с начала эпидемии при помощи тестов ПЦР COVID-19 был выявлен у чуть более 230 тысяч человек, из них 27,8 тысячи умерли. Министр здравоохранения Сальвадор Илья, представляя результаты исследования, заявил, что ни о каком коллективном иммунитете речи в Испании идти не может.

«Подобные исследования проводились и в других странах. И результаты похожие — около 5% заболевших. Первый аналогичный тест проводили в Германии», — рассказал Сальвадор Масип, который работает в Лестерском университете в Великобритании.

Он напомнил, что идею коллективного иммунитета изначально активно отстаивал британский премьер Борис Джонсон, но по словам профессора, тот "быстро понял: нельзя допустить, чтобы люди заражались в таком темпе, поскольку система здравоохранения не справлялась".

«Пять процентов в Испании — результат, что люди сидели дома на карантине. Это лишь доказывает, что те страны, которые ввели карантин, сделали очень правильно. Скорость заражения быстро снизилась. Проблема этого заболевания в том, что у него очень высокая степень заражения, хотя летальных исходов — всего 1%.

Если мы допустим заразиться 70% населения Земли и посчитаем 1% летальных исходов, то это 50 миллионов. Это слишком большая цифра. Во время эпидемии гриппа 1918 года умерли от 50 до 100 миллионов», — заявил Масип.

Поэтому в большинстве стран Европы и пытаются «продержаться как можно дольше — пока коллективный иммунитет не будет достигнут при помощи вакцины», добавил специалист.

Он пояснил, что цифра летальных исходов в 1% также следует из испанского исследования. Если заражений реально в 10 раз больше, чем официально установлено, то это означает, что летальные исходы в Испании не 10%, как предполагалось ранее, а 1%.

«Эти цифры более-менее сопоставимы во всем мире. Когда началась эпидемия в Китае, говорили, что смертельных случаев — от 1 до 2%», — напомнил Масип.

Ученый обратил внимание, что официальные данные во всех странах, которые есть на сегодняшний день, крайне неточные.

«Страны считают по-разному смертность. В Великобритании в течение долгого времени не считали смерти за пределами больниц. Это глупость. Если бы в мире были одинаковые параметры, было бы проще сравнивать. Но это сложно, поскольку не всегда известно, что считают и как считают», — добавил эксперт.

Он назвал данные по летальным исходам в России «интересными».

«Почему в разных странах разные данные — на это у нас пока нет ответа. В Африке мало летальных исходов. В Германии ниже, чем в Испании. Есть факторы, связанные с возрастом. Например, там, где много пожилых людей, смертность выше. В Испании, в Великобритании много зараженных в домах престарелых. А в Германии, например, первыми заразившимися были молодые люди, поэтому смертность была ниже. Есть много факторов, которые мы не понимаем, которые могут определять эту разницу. Например, процент пожилого населения, насколько вирус распространился в домах престарелых, насколько не справляется система здравоохранения, насколько жесткие карантинные меры», — сказал Масип.

Сейчас появляются все новые данные, проводятся различные исследования в разных странах, которые со временем позволят выяснить, какой подход наиболее удачный — жесткий карантин, как в Испании, или только некоторые ограничительные меры, как в Швеции, рассказал собеседник агентства.

«Швеция — страна с наибольшим количеством выявленных случаев заражения и смертей среди всех стран Северной Европы. В Великобритании самое большое количество смертей в Европе. Недавно было опубликовано исследование, как карантинные меры влияют на смертность. И связь прямая. Чем быстрее и жестче был карантин, тем меньше было смертей. Все зависит от стратегии. Если ты хочешь быстро остановить пандемию и сократить число смертей, то карантин — наилучшая стратегия. Или ты спасаешь людей, или ждешь коллективного иммунитета. Думаю, что оценки, какая страна выбрала наилучший метод, будут сделаны в ближайшие месяцы или годы», — сказал медик.

Испанское исследование также выявило разницу заражений по регионам — если в центральной части страны, например, в Мадриде, заразился каждый десятый (в некоторых центральных провинциях еще больше), то на Балеарских и Канарских островах — не более 2,5%.

«Есть разница между различными регионами — более населенными или менее, поэтому сейчас правительство Испании говорит о более гибком карантине, о переводе каждого региона на разные стадии смягчения мер постепенно — в зависимости от эпидемиологической ситуации», — сказал эксперт.

Он считает, что вводить жесткий карантин во всей Испании было изначально неверным решением.

«Большая часть заражений на полуострове произошла из-за того, что Мадрид не закрыли, многие его жители (до введения режима повышенной готовности и карантина 14 марта) уехали из города в другие провинции. Если бы установили определенные правила для Мадрида и Барселоны, было бы лучше. Если на острове Форментера (Балеарские острова) нет случаев заболевания, пусть делают, чего хотят. Меры надо адаптировать к каждой территории», — говорит он.

Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.